Материал о Владимире Елисеевиче Лобанке

previous arrow
next arrow
ArrowArrow
Slider

Материал о Владимире Елисеевиче Лобанке (для проведения воспитательных мероприятий)

 Владимир Елисеевич Лобанок (03.07.1907 – 04.11.1984)

Родился в семье крестьянина д.Остров Пуховичского р-на Минской области, белорус, государственный и партийный деятель, один из организаторов и руководителей коммунистического подполья и партизанского движения в Белоруссии в годы  Великой Отечественной  войны, член КПСС с 1930 года, Герой Советского Союза.

Свою трудовую деятельность В.Е.Лобанок начал в сельском хозяйстве. В 1924 году поступил и в 1927 году окончил Марьиногорский сельскохозяйственный техникум. В 1931 году окончил белорусскую сельскохозяйственную академию, а в 1956 году высшую партийную школу при ЦК КПСС.

С 1931 года работал агрономом Народного Комиссариата Земледелия БССР, с 1933 года – агрономом-экономистом уполномоченного наркомата  Совхозов СССР по Белорусской ССР.

В 1934 году В.Е.Лобанка назначают директором Белицкого, а в 1940  году Смольянского сельскохозяйственного техникума Витебской области.

В мае 1941 года В.Е.Лобанок был избран на партизанскую работу первым секретарем Лепельского райкома партии.

В годы Великой Отечественной войны по решению ЦК КП(б) В.Е.Лобанок оставлен в тылу врага для организации коммунистического подполья и  партизанского движения.

С июля 1941 года по октябрь 1943 года являются первым секретарем Лепельского подпольного райкома партии, одновременно с марта 1942 года – комисса подпольной бригады «Дубова», а с июля 1943 года – командир Полоцко-Лепельского партизанского соединения, куда входило 16 крупных бригад.

Под руководством В.Е.Лобанка и при его непосредственном участии разработаны и осуществлены многие боевые операции по разгрому немец­ко-фашистских гарнизонов, в т. ч. в Пышке, Камена, Боровцах, Уматах.

Вот некоторые боевые эпизоды.

Полоцкая область охвачена страшным пожаром. Горели Ушачи, Глу­бокое, Дуниловичи и другие деревни и села.

Немецкие варвары уже успели повесить и расстрелять сотни и тысячи ни в чем не повинных людей. Стало известно, что на станцию Зябки при­была новая карательная экспедиция с заданием уничтожить мирное насе­ление. Такие же экспедиции прибыли в г. Глубокое, деревню Бурэки и др.

В ответ на зверства немцев в леса шли люди, становились бойцами невидимого фронта, брались за оружие, вступали в борьбу против окку­пантов. Партизанский отряд Лобанка уже был известен своими боевыми действиями. Он насчитывал 30 человек.

Летом 1942 года отряд В.Е.Лобанка и другие боевые группы обьединились в партизанскую бригаду, командиром которой был назначен один из быв­ших директоров МТС Ф.Ф.Дубровский, впоследствии – генерал-майор. Герой Советского Союза. Комиссаром бригады назначен В.Е.Лобанок.

Первый бой с врагами бригада завязала в начале августа 1942 года на шоссе Ушачи – Лепель под с. Королевским.

Шоссе в нескольких местах было заминировано. Засада и наблюдатели -на местах. Отважный комиссар Лобанок – среди партизан. Он дает советы и указания. На дорогах появилась длинная колонна немецких автомашин, подвозивших к линии фронта боеприпасы и солдат. Пулеметный, автоматный и винтовочный огонь обрушился на врага. Ударили орудийные залпы. Не­сколько машин в голове колонны были сразу же подбиты. Немцы в панике выскакивают из машин, но везде их настигает смерть. Двадцать машин недо­считались враги в этот день, 69 гитлеровцев пали от рук партизан.

Смелый по своей натуре и лихой комиссар В.Е.Лобанок любил ходить в разведку или возглавлять группу разведчиков. Однажды стало известно, что в   м.Кубличи располо­жился немецкий гарнизон, комендантом которого германские власти по­ставили офицера Цымса. Было известно, что этот зверь Цымс издевался над советскими людьми и много пил. Партизаны решили действовать. Боевую группу по налету возглавил В.Е.Лобанок. Принято решение опе­рацию провести «мирно». Партизаны вошли в местечко и заняли указан­ное место.  Лобанок первым ворвался в дом коменданта и «вежливо»  предложил сложить оружие и собраться в «гости» к партизанам. Цымс и глаза вытаращил. Несмотря на то что он был пьяный, пытался сопротив­ляться. Но был тут же обезоружен. Вместе с 12 другими пленными из ко­мендатуры Цымс был доставлен в штаб бригады.

Вскоре после указанной операции Лобанок возглавил более сложную операцию по разгрому немецкого гарнизона в м. Камень.

Бригада была разбита на три отряда. Под прикрытием темноты парти­заны бесшумно подошли к немецким укреплениям вдоль местечка Сичное и все бросились в атаку. Полетели вверх немецкие доты и дзоты. Од­на за другой запылали огнем немецкие казармы, помещения связи. Неда­леко от гарнизона прогремел взрыв – это были взорваны мосты, чтобы перерезать дорогу отступающим гитлеровцам.

Немцы бешено кидались в панике, не успев схватить оружие. Меткий огонь партизан косил их, прижимая к земле. От гарнизона не осталось и следа.

То в одном, то в другом месте партизанская бригада Дубровского и Лобанка наносила ощутимые удары по оккупантам, нападала и уничто­жала фашистов.

Шел 1943 год. Росло и ширилось партизанское движение. Из одной бригады создано две. Дубровский и В.Е. Лобанок назначены комбригами, и каждый действовал самостоятельно.

Владимир Лобанок повел своих героев на тяжелые бои с врагом. Бы­ли разбиты немцы в Чашниках, местечке Камень. До самой Литвы дошла боевая группа партизан Лобанка, уничтожая на своем пути немецких ок­купантов.

Шла весна 1944 года. Полковник В.Е.Лобанок назначается команди­ром соединения партизанских бригад Полоцко-Лепельской зоны. Немцы бросили на соединение партизан, которым командовал В.Е.Лобанок, 60-тысячную группировку, имеющую на вооружении 150 танков, 235 ору­дий, два бронепоезда, 75 самолетов.

Только за 26 дней непрерывных и тяжелых боев партизаны соединения в составе 7485 человек уничтожили 8298 немецких солдат и офицеров и 12800 ранили. Славные партизаны-бронебойщики подбили в этих боях 59 вражеских танков, 111 автомашин, 7 бронемашин, 22 орудия и 2 самолета.

Во всех боях сам Лобанок был не только душой этой великой борь­бы, но и воином, и бойцом, им лично уничтожено 17 немецких солдат и офицеров, 3 немецких эшелона, 5 автомашин, 11 мостов.

За героический подвиг, проявленный при выполнении боевых заданий командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в тылу противника, и за особые заслуги в развитии партизанского движения в       Белоруссии Президиум Верховного Совета СССР указом от 16 сентября 1943 года присвоил В.Е.Лобанку звание Героя Советского Союза.

После изгнания оккупантов с белорусской земли В.Е. Лобанок некото­рое время работал зам. заведующего сельхозотделом ЦК КП(б), а в 1944-1946 гг. – председателем Полоцкого областного Совета депутатов трудящихся.

В 1946 г. В.Е.Лобанок избирается вторым секретарем, а в июне 1948 года – первым секретарем Полесского обкома партии, с января 1954 г. – председателем Гомельского облисполкома, а с сентября 1956 г. – первым секретарем Витебского обкома КПБ.

С 1962-го по 1965 г. В.Е.Лобанок – первый зам. Председателя Совета Министров БССР, одновременно – министр производства и заготовок сельскохозяйственной продуктов БССР, а с апреля 1974 года по ноябрь 1985 года – заместитель Председателя Президиума Верховного Совета БССР.

В.Е.Лобанок – депутат Верховного Совета СССР второго-одиннадцатого созывов, член Центральной ревизионной комиссии ЦК КПСС, член бюро ЦК КПБ, де­легат всех съездов КП Белоруссии, начиная с XIX, член президиума и зам. председателя Советского комитета ветеранов войны.

В.Е.Лобанок награжден тремя орденами Ленина, орденом Октябрьской революции, орденом Дружбы народов, двумя орденами Боевого Красного Знамени, орденом Суворова I степени, Отечественной войны I степени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, двенадцатью ме­далями Советского Союза.

В.Е.Лобанок – автор ряда книг и статей о партизанском движении в Белоруссии.

 

ВЛАДИМИР ЛОБАНОК: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

Автор: Михаил ТАРАТКЕВИЧ, бывший партизан соединения В.Е.Лобанка, профессор

Кажется, так много уже известно о Великой Отечественной, а сознание людей все же не покидает ощущение какой-то недосказанности о том лихом времени протяженностью 1.418 как во сне прожитых пороховых дней и ночей. Они хотят до конца постичь, почему и как та немыслимо туго закрученная в самом начале, многожертвенная, перенасыщенная горем и геройством, честью и бесчестием, доблестью и низостью, верностью и предательством смертельная схватка, на радость мирных землян, увенчалась майской Победой сорок пятого.
Один из организаторов и руководителей партизанского движения на Беларуси Герой Советского Союза Владимир Елисеевич Лобанок тоже, как мог, приближал Победу. Я, рядовой боец в партизанском соединении под его командованием, хочу добавить несколько штрихов к портрету этого замечательного человека…

Перед самой войной только что избранный первым секретарем Лепельского райкома партии и даже не успевший перевезти семью Владимир Лобанок и по образованию, и по агрономической специальности, и по жизненному опыту, и по складу характера был далек от всего военно-батального. А соответствующие директивы первых дней, требовавшие, когда припекло, срочного развертывания партизанских действий, скорее напоминали декларативные призывы самого общего характера.

Инструктаж перед отправкой из Гомеля в тыл врага тоже мало что прояснил. Не оказалось даже карт нужных масштабов, а по старым, которые находили, ориентироваться на местности было почти невозможно.
Хорошо, что еще до нашествия немцев успели подобрать добровольцев для подпольной работы и кое-что припрятать в Сосняговской пуще. Приход на Лепельщину Лобанка как полномочного представителя партии и Советской власти окрылил участников местного подполья: его уже знали по первым уверенным шагам в районе.

Работать было крайне сложно, часто жизнь висела на волоске. Предельная напряженность в условиях постоянной опасности, мгновения тревожного сна где-нибудь на сеновале, в стоге сена или на нарах землянки в Сосняговской пуще, тайные, но такие плодотворные встречи с активистами подполья — эти тревожные будни вскоре увенчались практическими действиями по разгрому волостных управ, пунктов по заготовке продуктов, а затем и воинских гарнизонов врага.

В должностях командира группы, отряда, комиссара, командира бригады В.Е.Лобанок был душой всех патриотических начинаний. “Он не только руководил партизанскими отрядами, — свидетельствует его боевая характеристика, — но и с оружием в руках, с гранатами, с “удочкой” от заложенной на “железке” мины личным примером увлекал бойцов на героические подвиги.
Не было ни одной операции, в которой он не принимал участия. Засада на шоссе Лепель — Березино (где Лобанок был ранен), разгром земского хозяйства Иванск, крупный бой с гитлеровскими грабителями у д.Зеленый Остров, разгром немецких гарнизонов, поход в Литву, отвлекающие действия во время карательной экспедиции 1943 года — далеко не полный перечень только крупных его операций”.

* * *

Ничто так не поглощает человека, как война. И никакая школа так быстро не учит, как школа войны. Не много времени прошло с момента первых вооруженных выступлений лепельского отряда Лобанка, а рост его как командира в этом живом движении к правде жизни обратил на себя внимание сразу.
Щедро одаренный добротой души, Владимир Елисеевич был очень внимателен к людям, никогда не позволял себе повысить голос на подчиненного, хотя подчас обстановка и требовала этого. Уважительное отношение к окружающим, корректируемое разве что требовательным взглядом, в сочетании с беспрекословной обязательностью командирских распоряжений и сотворили ту внешне невидимую ткань-атмосферу распорядительности и подчинения, которую принято называть “железной дисциплиной” и которая явилась незаменимым средством в поединке с лютым и коварным врагом. Никогда не забыть глубокий рейд в Литву…

После разгрома двух помещичьих имений, где группа Лобанка обзавелась конным транспортом, ее стали принимать за воинскую часть с обозом. У страха глаза велики. Молва опережала движение “красного десанта”, вражеские гарнизоны на пути разбегались. Двигаясь вперед, партизаны уничтожали телефонно-телеграфную связь, сожгли мост через реку Дисна, разгромили эшелон с провиантом и офицерским имуществом. Вблизи станции Игналина взорвали грузовой состав, и в перегородившие пути вагоны врезался мчавшийся с противоположной стороны поезд.
Беспорядочная стрельба уцелевших оккупантов лишь усилила панику в их стане…

Двигаясь дальше, партизаны разгромили восемь вражеских гарнизонов, нанесли врагу серьезный урон в живой силе и технике, жгли мосты, сметали волостные управы, маслозаводы, продовольственные склады. Пройдя по Литве более 400 километров, отбив все наскоки карателей, группа Лобанка в конце апреля сорок третьего возвратилась в свой лагерь под Лепелем. В рейде Лобанок проявил себя как командир с блестящей воинской выучкой, как будто он окончил не сельскохозяйственную, а самую высокую военную академию. Нарастающая активность партизан сбила с оккупантов спесь от парадных маршей “по европам”. Что-то стало подтачивать, подмывать, мало-помалу деформировать такой стратегически важный на войне фактор, как время — основной элемент маневра. Что-то где-то смещалось, делалось не вовремя, внося путаницу не только в оперативные, но и стратегические наметки штабов.

Овладение временем – о большем на войне не мечтают. Не помогло и усиление карательных мер оккупантов, которыми на советско-германском фронте было занято до 50 дивизий. Контрмеры партизан, как правило, сводили на нет все вылазки карателей.

Лобанок и здесь оказался на высоте. В мае сорок третьего, в ходе карательной экспедиции “Коттбус”, гитлеровцам удалось окружить партизан и мирных жителей у Домжерицких и Паликских озер. Сводная группа отрядов под командованием Лобанка прорвала кольцо окружения, спасла всех блокированных, захватив у противника оружие и другие трофеи. И пошла по отрядам и деревням молва о “Володе” (его подпольная кличка) как о “спасителе”.

* * *

В условиях лесисто-болотистой местности Беларуси творчески была решена и непростая задача организационного построения партизанских сил. Наиболее удобной – мобильной, гибкой – у нас оказалась бригада из трех-семи отрядов. Бригадной форме соответствовала территориальная – партизанские края и зоны. Это 60 процентов очищенной от чужеземцев белорусской земли. В народе говорили: “Земля крестьянская, леса партизанские, шоссе немецкое, а власть советская”.
И получалось в совокупности: Белорусская партизанская республика – военная форма советской власти. Ее олицетворяли и осуществляли главные партизанские воеводы – командиры и комиссары бригад, отрядов.

Защита мирных жителей была как бы сквозной сверхзадачей партизан на всех этапах их действий. В Полоцко-Лепельской партизанской зоне (3.245 кв.км территории, 1.220 населенных пунктов, около 80 тыс. жителей) в конце сорок третьего дислоцировалось 16 бригад. По приказу ЦШПД от 28 ноября 1943 г. они были сведены в соединение во главе с уполномоченным ЦК КП(б)Б и БШПД, уже тогда Героем Советского Союза, полковником В.Е.Лобанком. Под его руководством жизнь в деревнях и поселках, включая райцентр Ушачи, забурлила. Несмотря на снежную зиму, строились оборонительные сооружения и зачем-то дополнительные посадочные площадки. В напряженном режиме работали все 3 электростанции, 6 мельниц, 20 заводов по производству льняного масла, скипидарно-дегтярные, столярно-бондарные предприятия. Четко действовала телефонная и радиосвязь. Готовились…

К чему готовились – об этом все знал только один человек, укрывшийся в занесенной снегом лесной землянке под Ушачами. Это знал полковник Лобанок…

Предстояли решающие битвы за полное освобождение Беларуси…

Приказ начальника ЦШПД опергруппе Лобанка в Полоцко-Лепельской зоне состоял из двух частей. В первой, доведенной до сведения командования бригад, говорилось об удержании зоны. Во второй (совершенно секретной) были изложены мероприятия по подготовке и приему в партизанской зоне авиадесантного корпуса. Обе боевые задачи были тесно взаимосвязаны.

* * *

Нам никогда не забыть нашествия на партизанскую зону 60-тысячной группировки карателей. Неимоверно трудные бои пришлось вести партизанам Лобанка в апреле-мае сорок четвертого…

Ради спасения мирных жителей и отвлечения на себя вражеских сил от фронтовых дел они приняли бой, безумно неравный в обороне, с единственным шансом восполнить неравенство только всем накопленным богатейшим арсеналом специфических партизанских средств и действий, воинским мастерством и доблестью патриотов.
У всех на устах в те дни было два слова: “Партизанский Сталинград”. Да, по накалу почти месячных боев сражение под Ушачами было очень близко к этой, самой красной отметке Великой Отечественной.

Смертью храбрых погибли в тех боях комбриги А.Ф.Данукалов, П.М.Романов, Д.Т.Короленко, В.В.Гиль-Родионов, первый секретарь Ушачского подпольного райкома, комиссар партизанской бригады имени В.И.Чапаева И.Ф.Кореневский. На плитах братской могилы мемориала “Прорыв” – имена 1.450 павших в боях с фашистами. Главный итог сражения – спасение основной массы населения. Не только тех 15 тысяч, которые вместе с партизанами вышли в прорыв в ночь с 4 на 5 мая, но и тех, еще раньше убереженных от угона в неволю, которые при помощи партизан сумели по ходу боев рассредоточиться и тайно возвратиться к своим селениям. Хотя и среди них не обошлось без жертв.

Военное, оперативно-стратегическое значение поединка под Ушачами заключается в том, что за месяц тяжелейших боев, несмотря на более чем троекратное численное и прочие преимущества карателей, партизаны, искусно сочетая позиционные бои со специфически партизанскими методами и средствами, которые бывший начальник штаба 3 ТА Отто Гейдкемпер в своих мемуарах назовет “дьявольскими и грозными действиями”, так измотали главным образом снятые с фронта войска, что это значительно ослабило их сопротивление в ходе вскоре начавшейся битвы за Беларусь в полосе между Витебском и Полоцком. Не говоря уже о серьезных прямых потерях гитлеровцев в живой силе: партизаны убили 8.300, ранили до 12.000 солдат и офицеров – численность почти двух дивизий, уничтожили много техники – танков, артиллерии, транспортных средств, самолетов.

Какой же это для неприятеля “Праздник весны”, как была названа карательная экспедиция? По праву участника боев с карателями весной сорок четвертого под Ушачами, тяжело раненного и контуженного на последних рубежах обороны, смею утверждать: без Лобанка, без его выдержки, терпения, мужества, находчивости, личного примера, наконец, просто без его обнаженной честности, вся эта героическая эпопея, как и сам изумительно дерзкий и точный прорыв, были бы просто невозможны.
А он так и остался очень скромным, с виду отнюдь не воинственным человеком “с тихим голосом и застенчивой улыбкой” (М.Светлов). Участники прорыва потом с гордостью и восхищением шутили: “Фельдмаршал Паулюс сдался бы”. Как особо отличившийся в боях с карателями, проявивший при этом блестящие качества военачальника, командующий соединением полковник Лобанок был заслуженно награжден высшим полководческим, по существу генеральским орденом Суворова первой степени. И этим сказано все. Знаменательно, что одному из участников прорыва под Ушачами Михаилу Егорову было суждено вместе с грузином Мелитоном Кантария водрузить Знамя Победы над рейхстагом.

* * *

Личный друг Лобанка Герой Советского Союза летчик-истребитель Алексей Маресьев, который уже без ног, с протезами вместо них, сбил 7, а всего 11 вражеских самолетов, сердцем говорил в июне семьдесят четвертого на открытии мемориального комплекса “Прорыв” под Ушачами: — Я, когда приезжаю в Белоруссию, каждый раз чувствую, что в долгу перед ней… По-видимому, под влиянием нахлынувших впечатлений-воспоминаний “об огнях-пожарищах, о друзьях-товарищах” Владимир Елисеевич сделал в блокноте депутата Великой Союзной державы такую запись: “Знаете, когда я родился? В ночь на 5 мая 1944 года, в 22 часа 30 минут. Когда мы произвели прорыв”. Благословен человек, у которого вместо черточки между двумя датами есть и еще одна знаменательная веха, равная второму рождению ради Жизни и Счастья людей на Земле.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Анатолия Семеновича ХОНЯКА, партизана Лепельской бригады

–  Лобанка любили больше чем Дубровского. Почему?

– Конечно. Он был высокообразованный, эрудированный, человечный. Однажды брали город Глубокое. Ну, не получилось. Дубровский раскричался: “За чем вы сюда пришли?! Хлеб на г… переделывать! Взять!” Лобанок его увел. Там, где можно, то можно. Через силу – нельзя.

 

«ОЙ, БЯРОЗЫ ДЫ СОСНЫ…»

Автор: Михаил ШИМАНСКИЙ, газета «РЭСПУБЛІКА»

 

3 июля Владимиру Лобанку исполнилось бы 100 лет

Согласитесь, есть нечто знаковое в этом символическом совпадении. Мы в очередной раз будем торжественно отмечать наш самый дорогой, светлый праздник — День независимости Республики Беларусь (День Республики). И одновременно вспомним о Владимире Елисеевиче, столь много сделавшем для нашей страны. прославленный организатор и руководитель партизанского движения в Беларуси, крупный партийный и государственный деятель, чья жизнь стала примером высокого патриотизма, стойкости и мужества, глубокой преданности своей Родине, своему народу.

Отца так и не увидел

В этом очерке — некоторые наиболее важные штрихи к портрету Владимира Лобанка. Автор был с ним хорошо знаком и дружил на протяжении почти 30 лет. Воспоминания о наших встречах, беседах бережно храню до сих пор. В судьбе Владимира Елисеевича — судьба многих тысяч его сверстников, белорусских парней, на чью долю выпали тяжелейшие испытания. Но есть в его биографии весьма примечальные моменты, которые, думаю, не известны широкой общественности Беларуси.

Родился в деревне Остров Пуховичского района. Его отец Елисей Николаевич в 1909-м — Владимиру было только два годика — уехал в Америку искать лучшей доли, принимал активное участие в рабочем движении. После войны министр иностранных дел Беларуси Кузьма Киселев нашел в Америке несчастного белоруса, помогал вернуться домой. Но не судьба: скоропостижно скончался в ночь перед самым отлетом. Так и не увидел сын отца. Кстати, после войны, когда В. Лобанок работал первым секретарем Полесского обкома партии, всесильный Цанава хотел его арестовать за… отца в Америке. Но храброго партизана надежно защитил не менее сильный тогда П. Пономаренко.

Еще любопытные детали. Сразу же после окончания Белорусской сельхозакадемии в 1931 году Владимир Лобанок работал агрономом Народного комиссариата земледелия БССР. А с 1933 года он уже агроном-экономист уполномоченного Наркомата совхозов СССР по Беларуси.

Его боль

Самый главный период его жизни, безусловно, партизанские годы. О них Владимир Елисеевич всегда рассказывал охотно и интересно, жила в нем такая внутренняя потребность. Как-то он предложил мне:

— Давайте съездим в Лепельский и Полоцкий районы. Если время позволит, завернем на Ушаччину. Побываем в тех местах, где я партизанил. Слава Богу, там еще живет много моих боевых друзей, и, несмотря ни на что, держатся они молодцами. Знаете, очень тянет меня всегда в те края…

…Тогда по дороге мы заехали в Хатынь. Стоял великолепный июль, пахнущий медом, плыли в высоком небе чистые легкие облака, переливчатые трели беззаботных жаворонков живой вязью вплетались в звонкую тишину летнего дня.

Мы остановились у бронзового Иосифа Каминского. Стояли и молчали. Тяжелые удары колоколов Хатыни отзывались в душе глубокой скорбью и болью, печально звучали над сожженной деревней, над окрестными пышными лесами, над всей землей как вечный реквием погибшим беззащитным женщинам, детям, старикам.

Я ни о чем не спрашивал Владимира Елисеевича. Знал, что вспоминает сейчас те далекие годы, опаленные далекой войной, партизанские сражения.

— А сколько таких Хатыней на Витебщине, — вздохнул он тяжело. — Какие дикие зверства творили там гитлеровцы. Как будто сейчас перед глазами сожженные деревни, трупы невинных женщин и детей, над которыми так издевались фашистские изуверы. Партизаны мстили им беспощадно.

Партизанский командующий

В той нашей поездке, при других встречах Владимир Елисеевич подробно поведал о Полоцко-Лепельской партизанской зоне. Она — уникальное явление в партизанском движении в Беларуси. Территория ее превышала три тысячи двести квадратных километров. В крае находилось свыше тысячи населенных пунктов, где проживало до ста тысяч человек. Протяженность обороны зоны составляла 287 километров, в том числе 25 километров по берегу Западной Двины.

— Тогда среди наших партизан еще ходила такая песенка: «Мы стоим на левом берегу, не дадим пройти сюда врагу», — вспоминал Владимир Елисеевич. — И не дали. К концу 1943 года здесь дислоцировалось 16 партизанских бригад, насчитывавших 17 тысяч бойцов.

Владимир Лобанок вначале командовал бригадой, затем партизанским соединением этой зоны. Вспоминал:

— Не будем забывать, что все это происходило под носом у гитлеровцев. Полоцко-лепельская зона являлась ближним тылом 3-й танковой армии, и мы не давали врагу житья ни днем ни ночью. Внезапными налетами громили их гарнизоны, взрывали мосты, склады, выводили из строя важные коммуникации, срывали вражеские перевозки по железным и шоссейным дорогам. Так, шоссейной дорогой Лепель—Березино—Парафьяново и железной Лепель—Орша гитлеровцы не могли пользоваться вовсе. Осенью 1942 года мы освободили от оккупантов райцентр Ушачи, который превратился в столицу нашего обширнейшего партизанского края.

— Владимир Елисеевич, — спрашивал я, — а что в ту пору требовалось от вас, командира столь огромного партизанского соединения?

— Во-первых, я лично отвечал за всех и все. И не только за партизан, но и за гражданское население. Во-вторых, мы все полностью осознавали: мы и только мы в сложившейся ситуации, в глубоком вражеском тылу, сможем и обязаны показать гитлеровцам: не они хозяева здесь, а партизаны, советские люди. Если же говорить о мужестве, то оно было поистине массовым и заключалось в том, что в данное конкретное время партизаны показывали совершенную и полную готовность оценить меру опасности, высокую моральную готовность выстоять перед ней.

О себе Владимир Елисеевич не любил рассказывать. Хотя его боевые побратимы вспоминали, что он непосредственно участвовал почти во всех боях, проведенных лесными солдатами его соединения. И всегда отличался незаурядной личной храбростью и мужеством. И звание Героя Советского Союза получил в октябре 1943 года — во время самых ожесточенных сражений с врагом. А орден Суворова 1-й степени ему, белорусскому партизану, о чем говорит? А другие боевые награды?

Это была личность

Владимир Лобанок несколько десятилетий подряд занимал высокие и ответственные посты в нашей республике. Вспоминает Елизавета Чагина, работавшая секретарем Президиума Верховного Совета БССР:

— Сразу же, как в 1975 году Владимир Елисеевич был избран заместителем председателя Президиума Верховного Совета нашей республики, показал себя опытным государственным деятелем, настоящей личностью. Велика его роль в развитии в Беларуси территориального общественного управления. Только в 1977 году в республике состоялось 70 тысяч сходов и собраний граждан, на которых присутствовало пять с половиной миллионов человек. Владимир Елисеевич живо интересовался высказанными мыслями, использовал их в своей работе. Во всех делах он превыше всего ставил интересы народа, его благосостояние. Хорошо знал, не понаслышке, о нуждах и проблемах людей, а при огромном опыте работы в самой гуще населения он вносил много ценных предложений по законодательству, стилю работы нашего парламента, депутатов.

— Елизавета Петровна, что больше всего отличало его как государственного деятеля?

— Доступность, человечность, простота, скромность. Я не помню, чтобы кабинет заместителя председателя был пустым. Всегда люди — депутаты, партизаны, простые граждане. Владимир Елисеевич любил их. Да еще это был человек высочайшей культуры. За десять лет совместной работы я не помню, чтобы он повысил голос, нетактично общался с подчиненными. И всегда был очень объективен в оценке должностных лиц и конкретных событий.

Не только для меня, но и для всех тогдашних депутатов, работников аппарата Президиума Верховного Совета БССР Владимир Елисеевич остался в памяти как образ, достойный подражания. До последнего дня был в строю, служил родной Беларуси, которую так горячо любил.

Что ж, недаром сказано, что скромность — главное условие моральной красоты. А самая лучшая родословная — услуги, оказанные Родине и человечеству. Патриотизм же не отделим от высокой личной нравственности человека, от самых лучших его душевных качеств.

Добро делал, не уставая

…Мы сидим в нашей редакции с Еленой Лобанок, младшей дочерью Владимира Елисеевича. Прошу ее хоть немножко рассказать, каким он был отцом, семьянином, как относился к детям.

— Его всегда отличала исключительная доброта, он делал ее людям, никогда не уставал. Мы, дети, никогда не слышали от него плохих слов. Очень любил нас, а еще больше — внуков. Их трое. Два моих сына и сын старшей сестры Нели, которая проживает в Москве. И мы, его дочери, уважали, любили отца, росли послушными. Поступили в институты, получили высшее образование.

Отец был всегда крайне занят, частые командировки даже в выходные. Увлекался рыбалкой, охотой, но его привлекала не добыча, а возможность наблюдать за природой. И еще. Где бы мы ни жили, отец обязательно высаживал деревья, разводил цветы.

Скажу: удивительную доброту Владимира Елисеевича ощутил на себе и автор этих строк. Когда я долго лежал в больнице и принял много антибиотиков, он передал мне несколько банок натурального голубичного сока. Посоветовал: «Выпивайте в день по стакану — и все будет в порядке».

— Зятьями своими был доволен?

— Да, особенно мужем Нели — известным летчиком-испытателем Валентином Мухиным. Он объехал весь мир. Успешно испытал наш самолет с вертикальным взлетом, за что удостоен звания Героя Советского Союза. Так вот и получилось, что в наших семьях было два героя. А мой муж Валерий Гурин — профессор, академик НАН Беларуси, член Российской академии медицинских наук. Мама наша, Мария Николаевна, училась вместе с отцом в сельхозакадемии. Поженились, жили очень дружно, в любви и согласии.

— Я знаю, что Владимир Елисеевич любил знаменитую «Лесную песню».

— Да. Не только каждый раз с удовольствием ее слушал, но и сам подпевал. И всегда волновался, мы видели, что даже слезы выступали у него на глазах.

Эта песня — часть жизни легендарного партизанского вожака. Послушаем: «Ой, бярозы ды сосны — партызанскiя сёстры// Ой, шумлiвы ты, лес малады!// Толькi сэрцам пачую// Тваю песню лясную// Ды ўспомню былыя гады…»

Как же ему было не волноваться…

 

КАВАЛЕР ОРДЕНА СУВОРОВА

Автор:  Эммануил ИОФФЕ, военный историк

Военным орденом Суворова награждались маршалы и генералы — командующие фронтами и армиями, представители высшего военного командования и Генштаба. Всего за годы войны только орденом Суворова 1-й степени награждено свыше 390 человек. Мало кому известно, что среди них был и прославленный партизанский командир — Герой Советского Союза Владимир Елисеевич Лобанок. В истории партизанского движения на белорусской земле это единственный случай награждения партизанского командира высоким полководческим орденом.

В истории партизанских войн не было, пожалуй, такого упорного и кровопролитного сражения, как то, которое развернулось весной 1944 года на значительной территории Полоцко-Лепельской зоны. Это случилось накануне операции “Багратион”.
По свидетельству бывшего начальника штаба 3-й немецкой танковой армии Отто Хейдкемпера, немецкое командование ставило задачей, оттесняя, окружая и уничтожая партизанские соединения, освободить занимаемую ими территорию. В период с 11 по 17 апреля операцией “Регеншауэр”(“Ливень”) гитлеровцы намеревались отбросить партизан в западную часть зоны. После этого в ходе операции под кодовым названием “Фрюлингсфест”(“Праздник весны”) не вводимые до особого распоряжения в действие войска, в том числе группа фон Готтберга, должны были завершить их окружение.
Операция проводилась крупными силами противника. Немецкое командование привлекло сюда 12 полков СС и полиции, трех пехотных, охранной и запасной дивизий, а также многие другие подразделения и части своих войск. В общей сложности в боевых действиях против партизан Полоцко-Лепельской зоны участвовало около 60 тысяч солдат и офицеров, 137 танков, 235 орудий, 70 самолетов, два бронепоезда. Руководили карательной операцией командующий 3-й танковой армией генерал-полковник Ганс Рейнгардт и генеральный комиссар “Белоруссии”, группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции Курт фон Готтберг.
На стороне врага было многократное превосходство в силах. В зоне имелось только 17 485 партизан, 21 орудие, 143 миномета, 723 пулемета, 1544 автомата и 9344 винтовки.
Белорусский штаб партизанского движения срочно создал свою оперативную группу для координации боевых действий партизанских бригад при отражении наступления противника. Эту группу поручили возглавить командиру Лепельской партизанской бригады полковнику Владимиру Лобанку, который назначался командующим всеми партизанскими силами Полоцко-Лепельской зоны.
По распоряжению оперативной группы партизаны построили оборонительные позиции с системой окопов, минных полей, дзотов общей протяженностью более 287 километров. Чтобы затруднить противнику использование боевой техники, все мосты на реках были взорваны, дороги перекопаны и заминированы, на объездных путях устраивались завалы и устанавливались надолбы. Кровопролитные бои партизан Полоцко-Лепельской зоны против превосходящих сил карателей продолжались 25 суток.
Каратели лезли напролом. 11 апреля за девять часов боев бригада имени Ленина отразила четыре яростные атаки вражеской пехоты и танков.
Затем каратели заметно активизировались на юге партизанской зоны, где оборонялась Лепельская бригада под командованием В.Е.Лобанка и бригада “Алексея” (командир А.Ф.Данукалов).

21 апреля части 95-й пехотной и 6-й полевой дивизии атаковали Лепельскую партизанскую (или как ее называли “лобанковскую”) бригаду. Бой сразу же принял для партизан крайне тяжелый характер. Уже в течение первого дня противник оттеснил их на несколько километров в глубь зоны. Правда, это продвижение стоило карателям больших потерь. Пулеметчик К.Понизовский только в одном бою у деревни Старое Село уничтожил двадцать пять вражеских солдат и офицеров.
Тяжелые бои велись почти на всем протяжении границы партизанской зоны. Шестидесятитысячная армия карателей, поддерживаемая артиллерией, авиацией и танками, все теснее сжимала кольцо. К 30 апреля, площадь, на которой тысячи партизан держали круговую оборону, сократилась до восьми квадратных километров.
Утром 28 апреля 1944 года в БШПД поступила радиограмма от В.Е.Лобанка. Он просил разрешения на прорыв кольца окружения в северо-восточном направлении с выходом к Западной Двине.
Из воспоминаний начальника Белорусского штаба партизанского движения П.З.Калинина видно, что вечером 29 апреля Владимиру Елисеевичу Лобанку послали радиограмму: готовиться к прорыву вражеского кольца с тем, чтобы вывести личный состав группировки партизан и население в северные районы Минской области. Но обстановка внесла изменения в намеченный план. Прорыв начался 3 мая. В ночь на 4 мая с тяжелыми боями из прорыва вышли бригады имени Пономаренко и имени Данукалова, в ночь на 5 мая — все остальные силы партизан Полоцко-Лепельской зоны. С ними вырвались из окружения более 15 тысяч мирных жителей и ушли в леса юго-западнее местечка Ушачи.
Таким образом, операция “Праздник весны” не оправдала надежд немецкого командования. Нацисты, потеряв убитыми 8 300 человек и ранеными около 12 900 человек, много различной боевой техники (59 танков, 7 бронемашин, 166 автомашин, 22 орудия, 2 самолета) не добились намеченных целей.
В честь легендарного подвига партизан Полоцко-Лепельской зоны, прорвавших вражескую блокаду в апреле—мае 1944 года, на месте былых боев, в семи километрах от городского поселка Ушачи, между деревнями Двор, Плино и Паперно, в 1974 году воздвигнут мемориальный комплекс “Прорыв”.
Мы рассказали только об одной операции под командованием Владимира Лобанка, за которую он был удостоен ордена Суворова 1-й степени. А Героем Советского Союза партизанский командир стал раньше — 16 сентября 1943 года. Фактически, его боевая биография началась уже в первые дни войны.
Исследователи В.Д. Селеменев и В.В.Скалабан обнаружили в Национальном архиве Республики Беларусь папку с документами о событиях в Мозыре конца 1952 — начала 1953 года, которая раскрывает, как партизанского героя Владимира Лобанка хотели сделать “врагом народа”.
     В августе 1941-го — июне 1944 года В.Е.Лобанок был первым секретарем Лепельского подпольного райкома партии. Одновременно с марта 1942-го он командовал партизанским отрядом № 68, а с августа был комиссаром Чашникской партизанской бригады “Дубова”. С июня 1944 года Владимир Елисеевич находился на ответственной партийной и советской работе.

***

В то время В.Е. Лобанок был первым секретарем Полесского обкома партии. На имя первого секретаря ЦК КПБ Н.С.Патоличева поступило письмо заведующего парткабинетом Полесского областного управления МГБ Ф.С. Новосельцева. В нем говорилось: “…В полесской области орудует большая группа сионистских преступников, которые имеют целью оказать содействие Соединенным Штатам Америки во время войны организовать массовое истребление людей…”
Далее Новосельцев писал, что во главе полесского “мятежа” стоял Герой Советского Союза, первый секретарь Полесского обкома КПБ В.Е. Лобанок. А все потому, что отец Владимира Елисеевича проживал в США (он уехал за океан, по-видимому, еще до революции, — Э.И.). Кроме того, первого секретаря обкома обвинили в том, что он “окружал себя подхалимами, бездарными людьми”.

***

В 1956—1962 годах Владимир Елисеевич работал первым секретарем Витебского обкома партии. С 1962 года Лобанок занимал пост первого заместителя председателя Совета Министров БССР, а с 1974-го — заместителя председателя Президиума Верховного Совета Белорусской ССР. Кроме ордена Суворова, он был награжден тремя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, тремя орденами Трудового Красного Знамени.
Специальная комиссия ЦК КПБ выяснила: за Новосельцевым стоял “серый кардинал” Иван Луговцов — бывший секретарь по пропаганде Полесского обкома партии, директор Витебского пединститута, который мечтал отомстить Лобанку.
На заседании бюро ЦК КПБ выяснилась вздорность обвинений в адрес В.Е. Лобанка. В резолюции ЦК факты, сообщенные Новосельцевым, были признаны “поданными в извращенном виде или просто вымышленными”.

 

В.Е.ЛОБАНОК. Партизаны принимают бой 

Книга Героя Советского Союза В. Е. Лобанка «Партизаны принимают бой», впервые выпущенная издательством политической литературы в 1972 году, посвящена одному из крупных сражений народных мстителей Белоруссии с гитлеровскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны. Полгода (с декабря 1943 года по май 1944 года) прифронтовая Витебская группировка партизан в районе Полоцк — Ушачи — Лепель приковывала к себе несколько вражеских дивизий из резерва группы армий «Центр». История героической борьбы партизан Витебской области против карателей положена в основу книги. Используя большой документальный материал и свои личные впечатления, автор — руководитель оперативной группы ЦК Коммунистической партии Белоруссии и Белорусского штаба партизанского движения в Полоцко-Лепельской зоне и непосредственный участник описываемых событий — рассказывает о главных боевых операциях партизан, о героях боев. Настоящее издание автор дополнил новыми материалами, внес в него ряд исправлений.

 

В.Е.ЛОБАНОК. В боях за родину

В книге рассказывается о партизанском движении на Витебщине в годы Великой Отечественной войны: о его причинах, основных действиях партизан, даются портреты нпиболее ярких и известных вожаков всенародной борьбы с немецко-фашистскими захватчиками (К.С.Заслонов, М.Ф.Шмырёв и др.)